WOW!

0
0
14
WOW!
WOW!
Фантастика — WOW!

Фантастика

Белый карлик Эо уже успел выглянуть из-за главной звезды, когда Иппаркос зашел в обсерваторию. Окруженный газовым диском, подпитываемый материей массивного, красного Гелоса, Эо как обычно тянул за собой огромный приливной горб своего соседа. Впрочем, поколение Иппаркоса, в отличие от предков, привыкло смотреть на это зрелище с опаской, а не восхищением. Вид белого карлика, поглощающего материю своего массивного соседа, напоминал ученым о песочных чашах предков.

Каждые 413 суток двойная звезда поднималась на высочайший пик планеты Мелос – гору Кракон, видимого с алтаря древней обсерватории построенной предками. С этого дня минервы, венезы и жюны отмечали начало нового цикла. Древняя церемониальная чаша на алтаре заполнялась песком, который постепенно сыпался из нее в другую, такую же чашу установленную ниже. Жрецы периодически меняли чаши местами, символизируя бесконечный цикл перерождения жизни.

В сутки чаши заполнялись ровно 42 раза, по священному числу предков. Никто уже не верил в древних богов, но до сих пор сутки делились на 42 части, каждая часть еще на 42, и так до необходимой точности измерения времени. Именно этот эталон стандартных чаш Иппаркос и его коллеги вспоминали каждый раз, глядя на двойную звезду. Чаша Гелоса, заполнявшая чашу Эо, отмеряла вовсе не цикл бесконечных перерождений, а время до… уничтожения всей жизни на их родной планете.

Современное Иппаркосу общество очень мало походило на то, что застал его родитель более эпохи назад. Мир был на грани разрушительной глобальной войны между милитаристической диктатурой миневров и жюно-венезианским торговым союзом. Борьба за ресурсы высыхающей планеты систематически провоцировала войны между народами, постоянно менялись союзы, тратились огромные средства на гонку военных технологий. Хотя ученые и тогда не сидели без дела, их работы интересовали власти только с практической точки зрения.

Знаменитая коллегия математиков 11 эпох назад изучавшая двойную звезду, не привлекала внимание чиновников, пока они не открыли законы взаимодействия Гелоса и Эо. Больше всех рады были милитаристы – открытые законы гравитации хорошо годились для расчета траекторий боевых орудий. Лучшие умы планеты предпочитали работать на щедрые военные проекты, а не заниматься сугубо научными исследованиями. Ирония богов, именно редкие ученые-теоретики позволили миру явить самое страшное оружие, которое он когда-либо видел!

Началось все две эпохи назад с масштабного проекта множества коллегий теоретиков, стремившихся объяснить происхождение окружающего мира. 42 чаши в день, 413 дней в цикл, 42 цикла в эпоху велась масштабная работа минервов и венезов, спонсируемая милитаристами, ждущими новых подарков природы. Через 40 циклов результат был получен, и довольными оказались все. Найдена вторая планета системы в 5 световых чашах от Милоса, мира Иппаркоса. Изучение соседних звездных систем и их планет объяснило происхождение звездной системы Гелос-Эо.

Миллиарды лет назад мир расы гомидов представлял собой газовый гигант, приблизившийся из-за приливных возмущений к первичному голубому гиганту и его спутнику Гелосу, тогда еще красному карлику. Более массивная звезда, растратив энергию за несколько сотен миллионов циклов, передала часть массы Гелосу, выбросив в космос остатки массивной оболочки. Этот чрезвычайно мощный звездный ветер сдул основную часть атмосферы планеты-гиганта, оставив лишь ядро и тонкую газовую оболочку из тяжелых газов. Гелос превратился в массивного и стабильного желтого карлика, а потеря массы двойной звездой позволила Милосу перейти на более безопасную орбиту, где жизнь получила свой шанс. Ядро гиганта – Эо, стало свидетельством древней жертвы звезды, принесенной во имя жизни на Милосе. И карлик Эо, как хорошо теперь об этом знают Иппаркос и его коллеги, неизбежно востребует долг назад.

Вернемся, пожалуй, к обратной стороне этих замечательных открытий. Изучение физических характеристик двойной звезды и их сравнение с далекими светилами привело к каскаду революционных открытий в физике элементарных частиц. Физические принципы, позволявшие звезде вырабатывать энергию и согревать ею жизнь на Милосе, милитаристами были использованы для создания оружия, способного привести эту жизнь к краю пропасти.

Такой мир и застало в свое время куда более страшное открытие родителя Иппаркоса, проницательного Аристаха. Благодаря расщедрившимся военным, уже осознавшим важность теоретического научного авангарда, цивилизация накопила огромные массивы информации по объектам дальнего космоса. Мало кто в министерствах обороны мог предположить, что именно их финансовые усилия вскоре приведут к полному и повсеместному отказу от всех милитаристских программ по обе стороны политического фронта.

На стол первых министров торгового союза лег трудоемкий доклад группы Аристаха, возглавлявшего тогда научное министерство. Аналогичный доклад под грифом «ознакомиться безотлагательно» получило и правительство минервов. По всей планете зашевелилась активная научная работа, механические вычислители, забросив менее важные дела, занялись проверкой сложных расчетов. Вердикт был ошеломляющим.

Теперь, более эпохи спустя, мир представлял собой одну глобальную силу, объединенную в борьбе за свое выживание. Все экономические и научные работы были подчинены этой цели. Гомид, перестал быть врагом другого гомида. Милос перестал быть ареной борьбы разных народов за редкие ресурсы. Научное министерство, ставшее главным среди всех остальных, уже 20 циклов возглавлял Иппаркос, получивший его от своего отца. Ученый, возглавил, таким образом, борьбу своей цивилизации против более страшных и неумолимых сил природы, некогда стоявших у истоков ее зарождения.

Врагом этим был Эо, белый карлик, как показывали научные данные, жадно забиравший у стареющего Гелоса, дарованное некогда вещество. Величественный Гелос, выжигая остатки термоядерного топлива, расширялся до гравитационной границы с Эо, подпитывая его акреционный диск. Чаша Эо когда-нибудь должна была заполниться, вызвав колоссальный взрыв белого карлика, а с ним и гибель всего живого на поверхности планеты. Это было лишь вопросом времени.

Время, его-то гомидам и не хватало. В толще коры успели поселить лишь 1/10 от двух миллиардного населения планеты, однако паники не было. Благодаря эффективной пропаганде, очередному орудию милитаристов, так сильно помогавшему правительству в эти трудные времена, почти все были уверенны, что чаша Эо переполнится не раньше тысячи эпох. «Почти», то были члены самого научного министерства. Иппаркос, как и его отец, уже знали что вещества и температуры на поверхности Эо, накопилось достаточно и звезда может взорваться гораздо раньше, возможно и через 1000 эпох, а возможно… и завтра…

Некогда бывшие цивилизацией солнцепоклонников, милосиане готовились превратиться в жителей плотонии, подземного «царства мертвых», где жили падшие боги. Энергия горячих недр Милоса, некогда враждебных в глазах предков милосиан, стала их последней надеждой на выживание. В глазах министерства науки и 200 миллионов было достаточно для сохранения цивилизации, но только если не реализуется худший сценарий взрыва вероломного Эо. Взорвись он, как и большинство наблюдаемых гелиевых карликов, кора планеты уцелеет. Но нельзя было наверняка предсказать, хватит ли ее на детонацию атмосферы самого Гелоса. При таком исходе гораздо более мощный взрыв Новой превратил бы Милос в пыль…

Иппаркос с коллегами давно уже привык к этой мысли, относясь к неизвестному будущему как древние мыслители – «не отравляй разум, боясь неизбежного». Благо применение его разуму находилось постоянно. Многих ученых не покидала гнетущая мысль об исчезновении древней и богатой истории их цивилизации. Память тысяч поколений, возможно, растворится в безмолвной пустоте вселенной. Древний спор о целесообразности деяний природы, в таком случае, будет разрешен, и не в пользу идеалистов.

Впрочем, министерство науки по инициативе Иппаркоса, все же решило попытаться сообщить космической бездне о своем существовании. Уже десять циклов работал отдел дальней космической связи, рассылавший в плоскости рукавов галактики мощный сигнал на частоте излучения самого легкого элемента Вселенной. Структура сигнала не была похожа ни на один природный источник. Именно тут в начале рассказа мы застали Иппаркоса, как обычно после работы заглянувшего в отдел своего друга Меркула. Последний, видя скорый закат светил, готовил оборудование к очередной ночной вахте, когда Иппаркос, в ожидании друга, начал листать ранние отчеты. Его беглый взгляд по знакомой карте галактики, как обычно остановился, достигнув величественного ядра. При его виде всплывали в памяти безмятежные детские годы, когда родитель, так редко бывавший рядом, по семейной традиции встречал с сыном первый рассвет нового цикла.

— Видишь солнца, родной? Каждый раз, встречая рассвет, помни, что я тоже на них смотрю, — от этих слов Иппаркосу становилось менее одиноко в отсутствие отца, «встречаясь» с ним во время каждого рассвета.

О чем-то подобном размышлял Иппаркос, гладя на ядро огромной Галактики, общее для всех ее возможных жителей. В такие моменты, разум гомидов в океане космической бездны, казался ему, возможно, менее одиноким.

Один из таких сигналов, испущенных несколько дней назад, летел в совершенно противоположном направлении. Десять тысяч лет пробивался он сквозь галактическую пыль и межзвездный газ. Иппаркос и все его поколение давно уже были мертвы, но сигнал Меркула все еще путешествовал сквозь безучастную вселенную. Даже на такой безумной скорости, за 240 эпох, сигнал проделал лишь треть пути до окраины галактики, когда он прошел через восьмипланетную систему желтого карлика. Расчет гения оправдался, почти…

Жители третей планеты от стабильного и молодого светила, были далеки от единства. Природа была не так строга к ним, как к гомидам. Вражда и тон технического прогресса, задающийся военными расходами, все еще были обычным делом даже после 5 000 лет развития местной цивилизации. В марте 2015-го года, научное сообщество с энтузиазмом проводило исследования новой звезды, появившейся в созвездии Стрельца, по направлению к центру Галактики, популярной области астрофизических наблюдений.

Однако вскоре интерес разочарованных ученых к новой звезде угас так же быстро, как и яркость вспышки. По кривой блеска установили расстояние в 8-13 000 световых лет, что в совокупности с видимым блеском делало ее одной из самых слабых среди всех новых звезд. Несмотря на то, что некоторые ученые отметили схожесть региона с тем, откуда почти 40 лет назад был получен необычный радиосигнал, здравый смысл охотнее верил в случайное совпадение, а не закономерность. Новость постепенно растворилась в мировом информационном фоне, где только разгоралась борьба между ведущими мировыми державами человеческой цивилизации.

Эо и Гелос — дефор. Персонификация Солнца Гелиос и его ненасытная сестра нимфоманка Эос (заря).
Мелос — древ. греч. Мело (яблоко).
Меневры, венезы и жюны — франц. транскрипция Минервы (Афина), Венеры (Афродита) и Юноны (Гера), см. «Яблоко раздора».
Иппаркос — франц. Гиппарх, великий древнегреческий астроном.
Аристах — Аристарх, древнегреческий астроном, впервые предложил модель гелиоцентрической системы.
Меркул — Меркурий, весник богов.
Сигнал «WOW!» действительно зарегистрирован в созвездии Стрельца в 1977 году. Новая звезда в созвездии Стрельца так же реально зарегистрирована 15 марта 2015 года. Однако координаты обоих явлений в реальности не совпадают.

@praporweg

Загрузить похожие записи
Load More In Астрономия

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Смотрите ещё

Видео недр взорвавшейся звезды

Международный коллектив ученых создал трехмерную модель остатка взорвавшейся сверхновой зв…